English

Алексей Анатольевич Рудь

В 2002 г. закончил исторический факультет Уральского государственного университета им. А. М. Горького (УрГУ, Екатеринбург). В настоящее время возглавляет этнографическое направление Муниципального учреждения Историко-культурного научно-производственного центра «Барсова Гора» (МУ ИКНПЦ «Барсова Гора», Сургут), специализирующегося в сфере охраны и использования историко-культурного наследия Западной Сибири. В 2002–2004 гг. работал видеооператором на телевидении УрГУ. Полученные навыки сегодня помогают автору собирать визуальный материал о культуре, быте, религиозных воззрениях, обрядах коренного населения Обь-Иртышья.

E-mail: raa@bk.ru

 

Формирование этнографического архива

Формирование этнографического видеоархива проводится в МУ ИКНПЦ «Барсова гора» (Сургут) с 2002 г. в комплексе с такими этнографическими исследованиями, как постановка под охрану культовых мест коренного населения, сбор фольклора, картографических и топонимических сведений, изучение быта, материальной и духовной культуры аборигенов. За прошедшее время отснято порядка 100 часов видеоматериала (на носителе mini-DV) о культуре и быте коренного населения Сургутского района и сопредельных районов ¾ рр. Казым, Аган, Демьянка. По содержанию собранные материалы можно разделить на несколько групп.

Обрядовые сюжеты

Съемка табуированных сторон жизни туземного населения не всегда успешна. Часто этнограф-исследователь стоит перед выбором: снять обрядовый сюжет и потерять доверие местных жителей, либо отказаться от съемки ради продолжения сотрудничества. Визуальная фиксация обрядовой деятельности производится с согласия коренного населения. Наиболее табуированы съемки похоронного и поминального обрядов, жертвоприношений, внутренних интерьеров священных лабазов и священных нарт. Чаще всего оператор ограничен в выборе ракурсов, так как ритуал определяет место каждого из участников обряда. Присутствовать на обряде и быть вне этих ограничений практически невозможно.

Отметим, что с распространением в последнее время технических средств (наличие цифровых фотоаппаратов, видеокамер и сотовых телефонов) многие коренные жители сами снимают обрядовые сюжеты ¾ для себя, «на память». Эти материалы, где важность сюжета и ракурсы определяют сами коренные жители, являются новым источником по исследованию обряда.

Промысловые и хозяйственно-бытовые сюжеты

Съемка этой категории сюжетов имеет меньше всего запретов и больше всего возможностей. Ограничениями могут служить технические моменты (исправность техники, транспорта), физические возможности (уверенность оператора, что он не упадет с нарты и не перевернется в обласе), погодные условия.

Сюжеты об отношениях коренного населения с внешней социальной средой

Эти сюжеты отражают отношения с недропользователями, органами власти, миссионерами и пр., а также фиксируют праздники и фестивали. При съемке таких материалов важной стороной работы являются личные симпатии оператора. Например, отношения туземцев и недропользователей часто носят спорный характер. Человек, держащий в руках камеру, может снять как «хитрые маневры нефтяников», так и «алчные аппетиты аборигенов». Как правило, отношение нефтяников, чиновников, миссионеров к человеку с видеокамерой настороженное. Съемка фестивалей и праздников иллюстрирует, какую сторону жизни человек может выставить напоказ, а какую оставит закрытой или доступной только при определенных обстоятельствах.

Запись фольклора, музыки на традиционных инструментах

При записи этих сюжетов основное внимание уделяется качеству звука (применение выносных микрофонов, петличек). В силу актуальности фиксации фольклора на языке коренного населения, полностью отказываться от записи на встроенный микрофон нельзя. Случаются ситуации, когда информант по каким-то причинам не хочет исполнять традиционное сказание или песню, а когда он вдруг соглашается, то не готовой к работе оказывается аппаратура. Кроме того, продолжительность исполнения нередко превышает объем видеокассет и аккумуляторов, а по традиционным канонам исполнения фольклорный сюжет прерывать нельзя.

Трансформация культуры

В настоящее время многие из туземцев посещаются операторами намного чаще, чем любой среднестатистический человек. Многие жители стойбищ не боятся видеокамер, фотоаппаратов и микрофонов. С одной стороны, это не требует времени на привыкание к видеокамере, с другой — «измученные исследователями и журналистами» коренные жители берут на себя роль режиссеров, регламентируя даже бытовые съемки. Материал, снятый на таких стойбищах, часто имеет декоративный характер, а сами информанты уже хорошо знают, что «нужно» показывать и говорить в камеру. С другой стороны, человеку с объективом стали приоткрываться табуированные в прошлом аспекты аборигенной культуры: внутренний интерьер культовых лабазов, священных нарт и пр. В этом отношении можно констатировать, что фотограф или видеооператор, стремящийся зафиксировать традиционную культуру, сам невольно становится одним из факторов ее трансформации.

Внешняя оболочка традиционной культуры для части аборигенов стала разменной монетой в современных рыночных отношениях. Меньше всего в эту систему отношений вовлечены духовная и обрядовая сторона культуры.

 
© 2008 «Этнографическое бюро»


Сайт разработан в 2008 г. компанией «СофтМажор»

Уральский федеральный университет Институт этнологии и антропологии
им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН
Films from the Far North